ОРГАНИЗАЦИИ: ЕС, ЕвразЭС, НАТО, ОДКБ, СНГ, ШОС
СТРАНЫ: Беларусь, Германия, Китай, Польша, Роcсия, США, Турция, Украина

Семинар «Украинский кризис - вызов европейской системе безопасности» (совместно с Фондом им. Ф. Эберта)

Семинар «Украинский кризис - вызов европейской системе безопасности», организованный Центром изучения внешней политики и безопасности при поддержке Фонда имени Фридриха Эберта в Украине, прошел в Минске на базе ФМО БГУ 19 марта 2015 года.

Свое мнение по теме семинара высказали член правления Фонда имени Фридриха Эберта в Украине, председатель Германо-российского Форума, экс-премьер-министр федеральной земли Бранденбург Матиас Плацек и Штефан Мойзер, глава регионального бюро Фонда имени Фридриха Эберта в Украине.

Виктор Шадурский, декан ФМО БГУ:
Сегодня об Украине говорят все.
Говорят в каждой семье. К сожалению, видим, что это обсуждение часто рождает конфронтацию.
Большая часть дискуссии разворачивается вокруг вопросов, кто виноват.  Честно сказать, виноваты все. Кроме Беларуси, наверное (смех в зале - ред).
Виновато и украинское руководство (прежнее, нынешнее). Виноваты региональные украинские элиты. Олигархи.
Виновата и Россия, которая сумела воспользоваться ситуацией и решить свои вопросы, от чего у нее началась эйфория (а после эйфории наступает всегда определенное разочарование).
Виноват Европейский союз, хотя меньше, чем США.  Страны ЕС, Германия, в том числе, дали гарантии власти Януковича. Если бы тот мирный процесс был доведен до конца, ухудшение ситуации бы не произошло. Но в истории не бывает сослагательного наклонения.
Я лично и те люди, с которыми я общаюсь, очень ценим роль Германии в решении этого конфликта. Главное, чтобы она не ослабевала своих усилий по нормализации ситуации.

Матиас Плацек:
Несколько дней назад совместно с Германо-российским Форумом мы провели конференцию в Словакии, на которую пригласили представителей гражданского общества из России и Украины. Стороны не готовы были встретиться ни на территории Украины, ни на территории России. На конференции присутствовали депутаты, представители церкви, гражданского, экспертного общества.
Такого жаркого спора я еще не видел. Мы как модераторы не могли ничего сделать.  Участники кричали через стол: «Мы не собираемся с вами разговаривать, у вас руки в крови!» Такое настроение царило все время. Особенно удручало, что эти люди были знакомы по предыдущим проектам.
Даже если сейчас это перемирие (по итогам минского саммита - ред.) окажется устойчивым и наступит мир, займет очень много лет, а то и десятилетий наступление того состояния, которое, мы полагали, уже давно было. 

В Германии тема Украины почти ежедневно всплывает во внешнеполитических новостях. опросы показывают, что люди впервые за многие годы опять начинают бояться войны. Авторитет Путина резко снизился в последние недели. Около 60% немцев считают, что Россия виновата в конфликте. Еще 25% немцев полагают, что в конфликте виновата Украина. В то же время большинство согласны, что аннексия Крыма - нарушение норм международного права. Кроме того, все партии Бундестага согласны, что военного решения этого конфликта быть не может. Здесь есть расхождение с частью американских политиков, что проявилось на конференции по международной безопасности в Мюнхене.
Мы благодарны Беларуси и ее руководству, что вы проявили инициативу, смогли предоставить место, где смогли собраться враждующие стороны, откуда, возможно, начнется путь к мирному сосуществованию. 

У нас есть надежда, что Президент Порошенко будет идти этим путем, беседы, которые велись, то, что он говорил в Берлине несколько дней назад  (16 марта - ред.) позволяют надеяться, что есть возможность шаг за шагом достигнуть чего-то действительно  достойного названия «мир». Впрочем, все осознают, что это очень хрупкий процесс. Ежедневно можно ожидать рецидива. В этой связи глава МИД выдвинул тезис, что если 100 попыток диалога сорвутся, мы должны в 101 раз постучаться в двери, таким образом проявив себя сторонником диалога на долгосрочной основе.
Два момента, по которым существует согласие, я назвал, а поводом для дебатов является обсуждение причины возникновения конфликта. Считается, что это:

  1. долговременные последствия распада СССР,
  2. продукт отсутствия переосмысления собственной истории,
  3. продукт трансформаций 90-x, приведших к возникновению олигархии
  4. сфера интересов США, и здесь расхождении между теми, кто считает, что главное - это экономика и теми, кто считает, что главное - это геополитика
  5. теория заговора.

Для меня бесспорный один момент - при всей оправданной жесткой критике России, в любой дискуссии ошибается тот, кто говорит, что он прав, а его противник не прав. Мы, западные европейцы, должны запомнить навсегда, что мы были недостаточно тонки в этом вопросе. Российский президент в начале 2000-x выступил с речью в Берлине, которая была встречена овацией практически всех фракций Бундестага. Он говорил о самых разных форматах сотрудничества, начиная от совместных инициатив в плане безопасности и заканчивая экономическим пространством от Лиссабона до Владивостока. Но ни одно из этих предложений не обсуждалось.
Что меня разозлило, а я вообще человек по натуре спокойный, хладнокровный - это поведение Запада в ответ на предложение Украины об ассоциации с ЕС. Когда Украины обратилась - в ответ из Москвы поступили сотни вопросов из России по болевым точкам в отношении Украины и Россией, между которыми экономические отношения составляли немаленькую сумму. Тогдашний глава Еврокомиссии Баррозу отбросил все вопросы в сторону. Три года спустя этот список вопросов был извлечен из письменных столов, еще раз прошлись по нему и признали, что перечислены значимые проблемы. В результате отдельные элементы соглашения о зоне свободной торговли не были введены в действие под подписью того же Баррозу. Если бы три года назад они не были отброшены как незначимые - думаю, большого количества конфликтного потенциала просто не возникло бы.  

Вопрос, который я бы хотел обсудить - когда я приезжаю на дебаты в Москву, мысль о двух мирах очень ощутима. У меня ощущение, что миры эти все больше расходятся, Россия все дальше отодвигается от Европы. Действительно ли это существует?

Штефан Мойзер:
Переговоры, которые велись в Минске на уровне нормандской четверки, - самый высокий уровень, который можно себе представить. Внешнеполитическое усиление дипломатических попыток представляется вряд ли возможным. А в этой ситуации есть опасность, что Украина может обратиться к попытке вооруженного решения конфликта. Так может раскручиваться спираль насилия, когда обе стороны начнут привлекать все больше оружия для решения своих задач.  Я полагаю, что мы находимся на пороге коренных перемен в архитектуре европейского мира.
Если подходить самокритично, то те усилия, которые были после 1990 года по строительству нашего общего дома - Европы - не принесли много плодов. Тогда мы были исполнены радостных иллюзий по поводу того, что границы пали мы все стоим на одном и том же фундаменте ценностей. Второй момент Югославия - мы как-то быстро забыли, что есть еще один очаг конфликта в самой Европе, мы вытеснили его как-то из своей памяти. Тогда же экономические позиции экономик твердо стоящих на ногах столкнулись с позициями трансформационных экономик, которым пришлось пережить немало экономических шоков, которые не были смягчены тогдашней архитектурой безопасности. 

2000-е годы, когда ЕС пришел к новой стратегии взаимодействия с соседями, подход ЕС к экспорту ценностей столкнулся с геополитическим подходом во внешней политике, который проповедует Россия. Это столкновение интересов не было в достаточной мере учтено, осмыслено. Мы снова должны упомянуть недобрым словом господина Баррозу, который и выстраивал эту стратегию поведения ЕС. Наш канцлер тоже сказала по этому поводу, что «оказалось, мы живем в двух разных мирах». Надо задаться вопросом, насколько этот так, нельзя ли все же найти определенные точки соприкосновения между этими двумя восприятиями мира.
Мне кажется успехом было бы заморозить конфликт на той стадии, на которой он существует. Это не очень популярная точка зрения в Киеве. Однако замороженный конфликт, в котором не гибнут люди - лучше, чем конфликт горячий.
Возможно, Брюсселю следует, наконец, реалистично воспринять факт существования ЕАЭС, не воспринимать его как рыхлый конгломерат отдельных игроков, из которых важнейшим является Россия, не разговаривать Брюсселю напрямую с Москвой, в лучшем случае учитывая какие-то интересы, находящиеся между двумя этими гигантами, а принять как факт, что ЕАЭС существует и нужно с ним выстраивать отношения в рамках зоны свободной торговли.
Еще одна идея, касающаяся внешней политики, это юбилей конференции ОБСЕ. Германия собирается в рамках председательства в ОБСЕ в 2016 году запустить «новый Хельсинский процесс». Это организация, которая была забыта и отошла на второй план, внезапно вновь оказалась востребованной, в том числе поскольку все стороны конфликта являются членами этой организации.
Я хочу также отрицательно высказаться относительно нейтрального статуса, который стремится занять Украина в положении между военно-политическими блоками.

Со своими докладами также выступили Андрей Русакович, Арсений Савицкий, Александр Тихомиров, Александр Шпаковский.

 

Кризис в Украине

RSS-feed YouTube-channel
HOME | ABOUT US | CONTACTS