ОРГАНИЗАЦИИ: ЕС, ЕвразЭС, НАТО, ОДКБ, СНГ, ШОС
СТРАНЫ: Беларусь, Германия, Китай, Польша, Роcсия, США, Турция, Украина

Понимание сущности угрозы коллективной безопасности как системного объекта в контексте совершенствования стратегии НАТО

вс, 26/06/2016 - 11:25

Воронович, Военная академия Республики Беларусь, доцент
Верлуп, Военная академия Республики Беларусь, доцент

Не вызывает сомнений, что наблюдаемое в парадигме глобализации «снижение интенсивности самоидентификации индивида со своими тради­ционными большими сообществами (от государства до конфессии или струк­тур родства) означает рост отчуждения от прежних «органичных» социаль­ных ролей и формирование запроса на иные ролевые паттерны» [1, с. 19]. В свою очередь, это означает проявление ранее неизвестной тенденции, кото­рая предполагает, что во многом с использованием качественно новых тех­нологий и технических возможностей «конструируются новые сообщества, использующие теперь уже нетрадиционные механизмы интеграции, требую­щие от индивида не целостного, а лишь частичного участия» [1, с. 19], опо­средованно провоцируя так называемую «коллективную безответствен­ность», склонность субъектов соответствующего воздействия к девиантному поведению.

Упомянутый аспект, равно как ряд других, наблюдаемых в Украине и во многих других «горячих точках» с конфликтами различных интенсивно­сти, масштабов и происхождения, обязательно следует учитывать при оценке угроз, вызовов и рисков безопасности на всех уровнях, в том числе при кор­рекции стратегии развития НАТО. Указанный тренд тем более игнорировать категорически нельзя, поскольку, по мнению специалистов, ко всему проче­му наряду с реальными боевыми действиями в случае неблагоприятного раз­вития событий на международной арене в качестве потенциального про­странства сражений выступят еще и компьютерные сети, а наиболее актуаль­ными задачами в ходе любого конфликта станут массированное информаци­онно-психологическое воздействие на войска и население в сочетании с обеспечением максимально быстрой дезорганизации функционирования стратегически важных военных, промышленных и административных объек­тов.

Соответствующие соображения позволяют сформулировать тезис о це­лесообразности применять при совершенствовании концептуальных основ обеспечения безопасности на различных уровнях и в диверсифицированных форматах системно-деятельностный подход, обратив особое внимание на по­нимание самой сущности угрозы именно как системного объекта. В этой свя­зи, прежде всего, речь должна идти о грамотном прогнозировании на базе квалифицированного, комплексного, объективно-квантифицированного ана­лиза текущей обстановки, известных векторов движения и количественно- качественных характеристик, других существующих верифицируемых пока­зателей (индикаторов), которые в совокупности изначально будут подчинены принципу упреждающей реакции на негативное вероятностное развитие со­бытий. Только такая модель способна гарантировать минимизацию или не­допущение ущерба от принятия ошибочного управленческого решения, что имеет исключительное значение для сохранения международного мира, ста­бильности, безопасности и дальнейшей предсказуемости событий.

Требуется развивать и «ситуационное мышление», то есть готовность и способность обладающих необходимыми полномочиями соответствующих должностных лиц и сотрудников правильно оценивать ситуацию, возникаю­щую в сфере обеспечения безопасности и принять адекватное решение. Это является одним из принципиально значимых условий эффективной органи­зации управления, хотя, несмотря на многообразие наблюдаемых в социаль­ной практике ситуаций-угроз, большинство из них все-таки характеризуется вполне определенным набором (совокупностью) типовых главных критериев, среди которых в формате профильной теоретической модели надлежит рас­сматривать следующие параметры:

  1. Что возникло как угроза, внешние характеристики таковой;
  2. Где (очаг появления) - участок, направление, некая конкретная тер­ритория / регион и т.п.;
  3. Когда (время возникновения и время получения верифицируемых сведений; продолжительность, динамика, темп и скорость развития);
  4. Критически важные предпосылки, причины и условия, способст­вующие возникновению и эскалации соответствующей ситуации;
  5. Сущностные составляющие угрозы, то есть источник и носитель та­ковой угрозы (организация, конкретное лицо, процесс и др.), масштаб, сте­пень важности и сложности, а также требующая принятия управленческого решения суть (ядро) вопроса перспективы развития;
  6. Научно обоснованный и базирующийся не на субъективных факто­рах, а полном комплексе объективных сведений относительно угрожающей ситуации, совокупности экспертных оценок последней, многоуровневый прогноз ее развития.

При разработке упомянутой модели следует исходить из того, что неза­висимым индикатором реальной динамики ситуации, а не продиктованных различными соображениями представлений о ней, служит вариативная ин­формационная матрица соотношений «знания - незнания», которая позволяет среди альтернатив «знаний» определить наиболее приемлемую и максималь­но содержательную с информационной точки зрения, что исключительно важно для принятия взвешенного управленческого решения сразу по не­скольким основополагающим параметрам: относимость (прямое отношение имеющихся данных к типу и виду познаваемой ситуации-угрозы), важность (актуальность), своевременность, полнота и достоверность. По нашему мне­нию, возможности предлагаемого подхода позволяют наглядно и комплексно заметить и адекватно оценить, согласовав общую позицию, ключевые аспек­ты, относящиеся к коллективной безопасности:

  1. набор выработанных сообща и научно обоснованных основопола­гающих типовых критериев, которые окажутся пригодными для проектиро­вания диверсифицированных моделей конкретных ситуаций, угрожающих безопасности стран-участниц профильного международного взаимодействия;
  2. состояние достаточного информационного обеспечения ситуации, приемлемого удовлетворения информационных потребностей (которые од­новременно, по сути, становятся структурными единицами анализа, направ­лениями и задачами, нацеленными на своевременное и оперативное получе­ние недостающих для разрешения соответствующей ситуации данных) за­действованных в укреплении безопасности на всех уровнях акторов.

Нельзя не отметить, что системный подход по своим познавательным установкам во многом, безусловно, совпадает со структурно- функциональным анализом - в первую очередь, по способу познания, осно­ванному на расчленении целостного объекта на составные элементы для по­лучения новых знаний об этих элементах, обобщения (синтеза) этих знаний и в итоге формирования нового качественного целого. Неслучайно рассмот­ренный метод в теории и практике получил название системный анализ, ко­торый на современном этапе трактуется и как синоним системного подхода, и как определенный эквивалент сочетания методологических средств, ориен­тированных на квалифицированные подготовку и принятие долгосрочных фундаментальных решений по сложным и актуальным проблемам социаль­но-общественной практики.

В контексте совершенствования стратегии развития НАТО и продол­жения конструктивного взаимодействия альянса с Республикой Беларусь ис­пользование методов системного анализа необходимо, прежде всего, потому, что в процессе принятия решений относительно мер противодействия угро­зам безопасности, независимо от их вида, практически всегда приходится осуществлять выбор в условиях неопределенности, спровоцированной при­сутствием и воздействием на положение и динамику событий факторов, не поддающихся строгой квантификации.

Процедуры и методы системного анализа позволяют, и это чрезвычай­но ценно и востребовано управленцами, гарантировать разработку, выдвиже­ние и аргументированное обсуждение альтернативных вариантов решения проблемы, выявление масштабов неопределенности по каждому из вариантов и квалифицированное, сбалансированное сопоставление вариантов по тем или иным критериям эффективности, в том числе благодаря присущим упо­мянутому методу принципам, среди которых назовем:

  • процесс принятия решений относительно мер противодействия угрозе (угрозам) безопасности надлежит начинать с определения и четкого форму­лирования конечных целей деятельности носителя (носителей) таковой;
  • угроза безопасности изначально воспринимается и оценивается как целое, как единая система, что требует выявления всех последствий и взаи­модействий каждого частного решения;
  • непременными условиями достижения цели деятельности любым субъектом, осуществляющим противодействие данной угрозе, являются по­стоянная координация усилий с другими акторами, сочетаемые с уточнением и оценкой возможных альтернативных путей борьбы с таковой;
  • цели деятельности и меры, предпринимаемые структурными подраз­делениями конкретного субъекта, не должны вступать в противоречие с це­лями его общей деятельности (программа, система мер).

Помимо изложенного, при осмыслении сущности угрозы коллективной безопасности как системного объекта весьма своевременным и рациональ­ным представляется использование в комплексе макро- и микроподходов, описывающих внешние и внутренние взаимодействия данной системы. При макроподходе анализируется поведение угрозы-системы как единого целого по отношению к внешней среде, при этом главными факторами являются: а) целевое назначение; б) задачи; в) условия функционирования; г) критерии эффективности; д) задаваемые ограничения на показатели качества функцио­нирования. Этот подход сводится к описанию связи ВХОД-ВЫХОД и не со­держит никаких сведений о внутреннем механизме преобразования перемен­ных управления в переменные состояния. Микроподход основан на внутрен­нем комплексном описании угрозы-системы и является противоположным предыдущему. Он определяет содержание самой системы; предметом изуче­ния становятся характеристики взаимодействия системы и ее элементов, а также условия их функционирования.

Системный анализ обеспечивается рядом прикладных математических дисциплин и методов, широко используемых в современном управлении, экономике и промышленности, теоретико-прикладных и конструкторских исследованиях и т. п.; его техническая основа - современные ЭВМ и инфор­мационные системы. Разумеется, это не всегда доступно с точки зрения опе­ративности применения, требуемых затрат, наличия соответствующих спе­циалистов, но даже при определенных затруднениях различного свойства не препятствует реализации центральной процедуры данного метода - таковой выступает формирование обобщенной модели (или моделей), отображающей все факторы и взаимосвязи реального объекта или ситуации, в данном случае модели угрозы коллективной безопасности как системного объекта для полу­чения корректных ответов на следующие вопросы:

а)      близость результата применения того или иного альтернативного ва­рианта действий к желаемому;

б)      сравнительные затраты ресурсов по каждому из вариантов;

в)      степень чувствительности модели к различным нежелательным внешним воздействиям.

Но в любом случае использование метода системного анализа, зачас­тую дополненного еще и программно-целевым анализом, логически заверша­ется (подкрепляется) системным синтезом, под которым понимают комплекс совокупность логико-аналитических приемов целенаправленной разработки сложных оптимальных систем посредством систематизации и определения множества альтернативных конкурирующих структур технических и иных средств в целях последующего выбора из их числа наиболее рациональной модели системы, учитывающей фактор информационной неопределенности.

Ко всему прочему при совершенствовании стратегии развития НАТО и определении основных направлений международного сотрудничества с уча­стием альянса важно учитывать, что большинство факторов, являющихся предпосылками и условиями формирования реальных угроз безопасности, возникают в результате функционирования различных социальных систем, причем созданных сознательно для достижения конкретных целей и решения реальных задач.

Например, наблюдаемые в течение 2013-2014 гг. наращивание и ди­версификация военной инфраструктуры, активизация военной активности вблизи границ Республики Беларусь, несомненно, не могут не вызывать бес­покойство белорусского руководства, ибо нарушают существующий баланс сил и средств не в пользу нашей страны, что становится предпосылкой воз­никновения угрозы национальной безопасности в военной сфере. Иными словами, вполне очевидно: угрозы безопасности на различных уровнях воз­никают и проявляются как формы активности их источников и носителей, т.е. как следствие и результат осуществляемой ими деятельности.

Это позволяет сформулировать вполне обоснованное заключение о том, что на базе системно-деятельностного подхода может быть построена теоретическая модель угрозы безопасности как активно функционирующего (действующего) системного объекта. Поэтому в контексте заявленной авто­рами темы предлагается, чтобы данная модель включала следующие обяза­тельные элементы-константы (подсистемы) угрозы последней:

1. Объект и предмет;

  1. Субъект (носитель угрозы);
  2. Происхождение, этнопсихологические и другие особенности, идео- лого-мировоззренческая база функционирования (поведения) субъекта;
  3. Статус субъекта (носителя угрозы) в регламенте общественных от­ношений (международный, государственный. негосударственный, другой) и в рамках нормативной правовой базы функционирования;
  4. Детализированная характеристика пространства (региона) деятель­ности субъекта;
  5. Система принципов активности (общие, особенные);
  6. Комплекс интересов и целей (задач) субъекта;
  7. Формы и методы (как системы);
  8. Силы и средства (как системы);
  9. Организация деятельности: многоуровневая стратегия деятельности и управления (общая и особенная); организационная структура и система управления; руководящее ядро (лидеры); основные виды обеспечения дея­тельности как подсистемы: финансовое, информационное, кадровое, ресурс­ное, другие; система взаимодействия (векторная схема);
  10. Тактика деятельности (общая, ad hoc и специфическая);
  11. Система союзников (партнеров);
  12. Система противоборствующих субъектов (конкурентов);
  13. Система сильных характеристик (конкурентоспособность);
  14. Система «узких» мест (элементы и звенья уязвимости).
  15. Система количественно-качественных единиц и показателей (инди­каторов) результатов деятельности. Основные показатели результатов в из­бираемый для оценки деятельности период.
  16. Научно обоснованные прогностические аспекты функционирования (перспективы, тенденции развития).

Структура такой модели будет состоять из набора вышеуказанных обя­зательных элементов. Каждый из них выступает фундаментом познания, са­мостоятельной подсистемой, на базе которой исследователь и лицо, прини­мающее управленческие решения, будут постоянно анализировать имеющие­ся знания, наращивать и углублять их (системный синтез) и одновременно уточнять сферу существующего незнания. При этом важно, чтобы процесс моделирования носил творческий и комплексный характер и осуществлялся с учетом и в обязательном единстве междисциплинарных современных науч­ных знаний, ибо только так оказывается возможным обеспечить декларируе­мую участниками блока эффективную способность «полностью быть гото­выми к быстрому реагированию на угрозу или применение силы против лю­бого участника или региона (!) альянса, включая сценарии, при которых... будет очень короткое время предупреждения» [2] .

Литература

  1. Лапкин, В.В. Политические изменения в глобальном мире и динами­ка идентичности / В.В. Лапкин // Политическая идентичность и политика идентичности: в 2 т. - М.: РОССПЭН, 2012. - Т. 2. - С. 16 - 41.
  2. 10 years after NATO Membership - Defence Cooperation between Den­mark and Lithuania, Latvia and Estonia. Speech by NATO Deputy Secretary Gen­eral Alexander Vershbow at the Royal Danish Defence College in Copenhagen, Denmark [Электронный ресурс].              -       Режим доступа  : http://www.nato.int/cps/en/natolive/opinions_109024.htm. - Дата доступа: 08.08.2014.
Беларусь-НАТО - 2014

RSS-feed YouTube-channel
HOME | ABOUT US | CONTACTS